Ігор Чумаченко | Блоги

Євразійський вугільний розворот

Развернувшаяся дискуссия в мировых СМИ, а точнее в СМИ бывшего СССР, о зеленом переходе экономик, перспектив и экономической целесообразности этого процесса, как-то за бортом оставила основные тенденции в переделе мирового, а точнее евразийского рынка углеродов, и в первую очередь угля. За рядом противоречивых инфоповодов, от восторженных о зеленых технологиях, до скептических о ее недостатках и ограничениях, есть куда более прагматичные тенденции, связанные с зеленым переходом.

Европейский союз пока еще только начал закрывать или переоборудовать угольные электростанции. Первым этапом ЕС видит замену угля природным газом, для чего, в первую очередь, Германия так сильно лоббирует Северный поток 2. Ведь в ближайшие годы она планирует закрыть 11 ТЭС. Замена угля на природный газ конечно же существенно снизит выбросы CO2, так как вместо чистого углерода в угле, сжигание CnH2n+2 приводит к частичной замене выбросов углекислого газа на H2O. Т. о., в ЕС в ближайшие несколько лет существенно увеличится потребление природного газа, т. к. зеленая энергетика хоть и уверенно, но пока не спеша шествует по планете, а балансирующие мощности пока никто не отменял.

На фоне этого процесса слышится практически победное ликование геополитических стратегов в РФ. С одной стороны, окончены работы по строительству альтернативного украинскому газопроводу, с другой стороны заоблачные цены на природный газ, который по этим трубам пойдет. В то же время в угольной отрасли уже назрел один существенный передел.

Если посмотреть на расположение угледобывающих регионов в России, то можно увидеть, что более 200 млн. тонн угля в год выдается на-гора практически в географическом ее центре. В первую очередь это Кузбасс. Отличные условия залегания угля (карьерная добыча, а также шахтная, но с неглубоким залеганием и мощными пластами) позволяют получать там уголь с себестоимостью добычи 10-20$ за 1 тонну. Частично этот уголь там и используется. Но львиная доля его там не нужна. И этот уголь изначально, традиционно везли в западном направлении: на украинские предприятия, в восточную Европу, где остались с советского периода связанные социалистической кооперацией потребители, в порты Черного моря (опять же украинские) и Балтийского также.

Сеть железных дорог в РФ была сбалансирована под грузовые потоки со сбытом в западном направлении. Так, за первый квартал 2021 года отгрузка угля на Запад составила более 50 млн. тонн, а отгрузка угля через порты Дальнего Востока — менее 30 млн. тонн. Но начиная еще с 2014 года, ограничивая поставки угля на украинские предприятия, РФ даже закрыла транзит угля через украинские морские порты, которые раньше переваливали большой объем черного золота. А тут еще и Украина ввела пошлины на российский энергетический уголь в размере аж 65%. Теперь же, после отказа от угля ЕС в краткосрочной перспективе, единственным рынком сбыта останется Китай, который также планирует к 2060 году отказаться от угля, но резко переходить на природный газ как ЕС пока не собирается. К тому же Китай поссорился со своим главным поставщиком импортного угля – Австралией, из-за поддержки последней международных санкций против Поднебесной. И тут бы перенаправить весь уголь в Китай…

А вот тут существует серьезная проблема, так как такой Евразийский разворот очень непростая штука. Из Кузбасса на Дальний Восток можно проехать двумя маршрутами: БАМ и Транссибирская магистраль. Это более 5000 км. А их пропускная способность ограничена. Уже много лет существует система квотирования провоза угля в восточном направлении. Теоретически эти квоты пропорциональны объемам добычи угольных компаний Сибири и не дают полностью обеспечить отгрузку в порты Владивостока никому. Увеличение пропускной способности такой длинной магистрали – это много дней, людей и денег. Последнего для таких геополитических проектов у нашего северного соседа никогда не жалели. А вот с первыми двумя есть проблемы. Для ускорения работ естественно нужны люди. Люди традиционно привлекались извне, а именно из стран среднеазиатского региона. Но сейчас бушует Covid-19 и границы закрыты, да и сами специалисты побаиваются. Пришлось для этого даже привлекать заключенных, как пишут российские СМИ, на оплатной основе. Ведь цены на уголь и рынок сбыта — сегодня, а что будет завтра неизвестно. Вдруг Австралия снова подружится с Китаем. Или Китай может (а он может!) принять новую национальную программу, как это было много раз, по отказу от угольной генерации и т. д. Таким образом, закрывающиеся угольные ворота в Европу требуют симметричного расширения окна на Восток.

Как в итоге будут реализованы такие усиленные мероприятия по евразийскому угольному развороту в РФ и что из этого извлекут угледобывающие компании, пока неизвестно. Но руководство этой страны начало «стелить солому» и обязывать угольщиков создавать рабочие места в Кузбассе, т. е. открывать предприятия, с не угольной специализацией. Именно победители соревнования этой гонки и получат те вожделенные квоты на корабли с драконами на борту.

Игорь Чумаченко, вице-президент Energy Club
Ігор Чумаченко